Инновации: гранты, технологии, патенты
Портал
информационной поддержки
инноваций и бизнеса

Расширенный поиск
ГлавнаяО проектеРекламаКонтактыРассылка
НОВОСТИ
09-10-2019 Можно ли сегодня обойтись без займа?
Кредиты и займы сейчас стали частью нашей жизни. Об этом говорит общая статистика родственников, друзей и просто знакомых, которые постоянно приобретают что-нибудь в кредит. А давайте вспомним, что было раньше. Если... »

02-10-2019 Виза инвестора Е-2: в чем ее преимущества и особенности
Виза инвестора Е-2 – это документ не эмиграционного типа. Она предоставляет возможность гражданам другой страны и членам его семьи пребывать в Америке в том случае, если он осуществляет инвестирование... »

27-09-2019 Матовая фотобумага: как сделать правильный выбор
В настоящее время для печати на принтерах используется высококачественная фотобумага. Самое важное – это знать, как выбрать подходящий тип данного расходного материала для дальнейшего использования. Покупку... »

[Все новости]
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
ГРАНТЫ
ПАТЕНТОВЕДЕНИЕ
ВЕНЧУРНЫЙ БИЗНЕС
ИННОВАЦИОННАЯ РОССИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПАРТНЕРСТВО В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
АНАЛИТИКА
ИННОВАЦИОННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ МОСКВЫ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И КОНКУРСЫ
ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИОННЫЕ ПЛОЩАДКИ
ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
МЕНЕДЖМЕНТ КАЧЕСТВА ИННОВАЦИЙ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
МЕРОПРИЯТИЯ
КОНВЕРТОР ВАЛЮТ
ВИДЕО
Первая Всероссийская конференция «ГОСГРАНТ»...
Просмотр:   видео для модема    видео для выделенной линии  
[Все видеосюжеты]

Государство - инновации - бизнес

Вверх / Аналитика / Государство - инновации - бизнес /

От НИИ к ООО: очередной шаг к самостоятельности


НИИ и вузы вправе создавать хозяйственные общества без согласования данного решения с собственником их имущества. Федеральный закон от 2 августа 2009 года № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности» также закрепил за НИИ (вузами) возможность внесения в качестве вклада в уставный капитал создаваемого общества прав использования принадлежащих им результатов интеллектуальной деятельности, а также денежных средств, оборудования и иного имущества, находящегося у них в оперативном управлении.

Законодательные новации

Суть нововведений состоит в том, что теперь НИИ (вузы) имеют право создавать по своему усмотрению хозяйственные общества (или входить в состав их участников/акционеров). При этом в отношении новых обществ накладываются следующие ограничения:

— основным видом их деятельности должна являться деятельность, направленная на практическое применение (внедрение) результатов интеллектуальной деятельности, как то: программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, секретов производства (ноу-хау);

— НИИ (вуз) в качестве вклада в уставный капитал общества вносит право использования принадлежащих ему результатов интеллектуальной деятельности;

— такие права будут вноситься на основании лицензионных договоров, исключительные же права останутся закреплёнными за НИИ (вузом);

— денежные средства, оборудование и иное имущество, находящиеся в оперативном управлении НИИ (вуза), могут быть внесены в качестве вклада в уставный капитал создаваемого хозяйственного общества в порядке, установленном ГК РФ;

— допускается привлечение других лиц в состав учредителей (участников) хозяйственных обществ при условии, что доля НИИ (вуза) в уставном капитале АО будет более 25 процентов, а в случае ООО — более чем 1/3;

— НИИ (вузы) при создании инновационных предприятий должны уведомить об этом Министерство образования и науки РФ не позднее семи дней с момента регистрации компании в качестве юридического лица. (Данная процедура носит уведомительный, а не разрешительный характер.)

Примерка нового закона к старым

На первый взгляд, закон весьма полезный с точки зрения расширения границ имущественной самостоятельности учреждений. Проанализируем, как он будет работать на практике.

НИИ могут вносить денежные средства, оборудование и иное имущество, находящиеся в их оперативном управлении, в порядке, установленном ГК РФ, — так гласит новый закон. Правовой режим имущества, находящегося в оперативном управлении у учреждения, определяется в соответствии со статьями 296 и 298 ГК РФ.

Статья 296 ГК РФ устанавливает: «... учреждения, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества». Таким образом, поскольку принят комментируемый закон, то бюджетные учреждения получают право вносить в уставный капитал создаваемой компании денежные средства, оборудование и иное имущество, находящиеся в оперативном управлении этого учреждения, а также право использования результатов интеллектуальной деятельности.

С другой стороны, в соответствии с пунктом 1 статьи 298 ГК РФ, «бюджетное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закреплённым за ним собственником или приобретённым этим учреждением за счёт средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества».

Далее, в соответствии с Бюджетным кодексом, бюджетное учреждение может расходовать средства, полученные из внебюджетных источников, только на основании генерального разрешения, выдаваемого главным распорядителем в соответствии с утверждённой сметой расходов и доходов. Расходование средств бюджетных источников также производится в соответствии с утверждённой сметой.

Таким образом, пункт 1 статьи 298 ГК РФ (запрещающий бюджетному учреждению распоряжаться имуществом, предоставленным ему в оперативное управление) находится в противоречии и с самим понятием права оперативного управления (статья 296 ГК РФ), а, как следствие, и с комментируемой нормой нового закона. Налицо нестыковка норм закона, на практике могущая привести к возникновению спорных ситуаций.

Передача интеллектуальной собственности

Основная часть научной деятельности НИИ (бюджетного учреждения) ведётся в соответствии с бюджетным сметным финансированием, в том числе в рамках исполнения государственных контрактов. Таким образом, основная часть интеллектуальной собственности института создаётся за счёт бюджетных средств.

В последнее время политика государства сместила акцент в сторону закрепления исключительных прав на создаваемые результаты интеллектуальной деятельности за непосредственным исполнителем, в том числе и создаваемые за счёт бюджетного финансирования. Это отражено и в постановлении Правительства РФ № 685 от 17 ноября 2005 года «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности», потом в новой четвёртой части ГК РФ, затем и в комментируемом законе. То есть владелец исключительных прав становится единственным полноправным их распорядителем вне зависимости от своей организационно-правовой формы.

Однако институт в качестве вклада в уставный капитал нового ООО может внести лишь ту интеллектуальную собственность, в отношении которой у него имеются исключительные права, которые подтверждаются, в частности, условиями конкретного государственного контракта, наличием у института правоустанавливающих документов (регистрационных свидетельств, патентов и т. п.), данными внутреннего бухгалтерского и налогового учёта соответствующих объектов.

Соответственно, руководство института должно чётко понимать: на какие объекты у института имеются исключительные права и существуют ли какие-то дополнительные ограничения относительно их использования.

Государственным контрактом на выполнение научно-исследовательских работ (в ходе которых появляется, как правило, интеллектуальный объект) в обязательном порядке должно предусматриваться, за кем закрепляются права на созданные результаты: за РФ, совместно за РФ и исполнителем, или за исполнителем.

Правоотношения, возникающие в связи с созданием и оборотом результатов интеллектуальной деятельности, регулируется на текущий момент четвёртой частью ГК РФ. Вопросы специального законодательного регулирования порядка передачи прав от РФ конечным организациям на единые технологии, созданные с привлечением государственных бюджетных средств, отражены также в Федеральном законе «О передаче прав на единые технологии» (ФЗ № 284-ФЗ от 25 декабря 2008 года).

В соответствии со статьёй 1298 ГК РФ, если исключительное право принадлежит исполнителю, то он обязан по требованию государственного заказчика предоставить указанному им лицу безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование соответствующего объекта для государственных нужд.

На практике это обозначает следующее. Допустим, в ходе выполнения государственного контракта был получен определённый объект, исключительное право на который закрепляется за организацией — исполнителем. Владелец исключительного права может использовать данный объект в любой форме и любым, не противоречащим законодательству, способом. Единственное ограничение состоит в том, что по указанию государственного заказчика правообладатель обязан предоставить лицу, указанному государственным заказчиком, простую неисключительную лицензию на использование данного результата для государственных нужд. Данное право предоставляется на безвозмездной основе. Понятие «государственные нужды» раскрывается в Федеральном законе от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (с изменениями от 31 декабря 2005 года, 27 июля 2006 года, 20 апреля, 24 июля, 8 ноября 2007 года), и понимается как обеспечение потребностей РФ или её субъектов в отдельных результатах интеллектуальной деятельности. Иными словами, исполнитель — владелец исключительного права — обязан по указанию государственного заказчика предоставить на безвозмездной основе указанному лицу права на использование полученного результата для исполнения иного государственного контракта.

Как может данный факт отразиться на интересах нового ООО?

Во-первых, данное обязательство о заключении лицензионного договора должно быть сохранено и выполнено и при смене владельца исключительного права. А это ограничение полномочий владельца исключительного права понижает коммерческую стоимость объекта.

Во-вторых, возможна ситуация, когда в результате предоставления лицензии указанному государственным заказчиком лицу деятельность (продукция) последнего начинает конкурировать с деятельностью (продукцией) владельца исключительных прав (то же верно и для нового ООО). Например, это приведёт к производству и реализации аналогичной продукции.

Застраховаться от указанных рисков возможно путём детализации итогового результата, получаемого в рамках исполнения государственного контракта: в частности, указанием, какие объекты, права на которые принадлежат исполнителю, задействованы для получения итогового результата. Поможет этому также ограничение пределов использования данных результатов третьим лицом путём фиксирования в договоре предоставления простой неисключительной лицензии конкретных способов и целей использования.

Совместное использование прав на интеллектуальную собственность
Прежде чем рассмотреть случай закрепления исключительных прав на итоговый результат совместно за исполнителем и РФ, определим границы возможностей исполнителя на использование такого объекта.

Статья 1229 ГК РФ устанавливает, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности может принадлежать совместно нескольким лицам. Кодекс закрепляет приоритет в вопросах использования и распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности, принадлежащие нескольким лицам, соглашению между правообладателями. То есть стороны могут между собой заключить соглашение, которое будет предусматривать их взаимодействие при использовании и распоряжении правами на соответствующий объект.

Законодательством не установлено каких-либо жёстких требований к данному типу соглашений — стороны могут сами определить, какие вопросы взаимодействия имеет смысл зафиксировать на бумаге. Но надо понимать, что чем детальнее прописаны условия взаимодействия сторон, тем меньше вероятность возникновения спорных ситуаций.

Если такое соглашение не заключено, то каждый из правообладателей может в своих целях (т. е. по своему желанию) использовать такой результат. В данном случае осуществляется совместное распоряжение правом и, в частности, его отчуждение (относительно условий отчуждения стороны должны прийти к единому решению); а доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности (при невозможности использования сторонами самостоятельно данного объекта) распределяются между всеми правообладателями поровну.

Существующая практика государственных контрактов не предусматривает включение в текст государственного контракта положений, каким-то образом конкретизирующих права и обязанности каждой из сторон на итоговый результат при совместном закреплении их за РФ и исполнителем. Следовательно, возможность внесения в уставный капитал прав на такие объекты возникает у учреждения только при наличии письменного согласия государственного собственника.

Распоряжение по общему согласию осуществляется и в отношении единой технологии. В этом случае законодатель не предусматривает возможность заключения между сторонами соглашения об ином способе урегулирования вопросов по использованию прав.

Полномочия по управлению федеральной собственностью возложены на Правительство РФ, учёт и непосредственную координацию осуществляет Росимущество. Таким образом, вопросы распоряжения имуществом, переданным РФ по результатам госконтрактов, будет разрешать Росимущество и (или) иные органы исполнительной власти (то есть те, которые выступали госзаказчиками и которым были переданы соответствующие права на отчуждаемые технологии и иные объекты интеллектуальной деятельности).

На практике на балансе у многих институтов числится не вся реально созданная интеллектуальная собственность. В целях сокращения налогооблагаемой базы некоторые результаты интеллектуальной деятельности отражены также в учёте по минимальной стоимости. Возможна ситуация, когда некий объект вообще не отражён во внутреннем учёте или отражены только отдельные затраты на его производство, не позволяющие конкретизировать его полностью.

Имущественные взаимоотношения НИИ и РАН

Основной вопрос, возникший перед руководством большинства НИИ, — что же можно передать в ООО? Проблема кроется не только в отсутствии необходимых правовых норм, но также в отсутствии прозрачного учёта интеллектуальной собственности учреждений на протяжении всего периода их работы.

В соответствии со статьёй 75 устава РАН «Российская академия наук в соответствии с законодательством Российской Федерации может распоряжаться правами на объекты интеллектуальной собственности и другие результаты научно-технической деятельности, полученные за счёт средств федерального бюджета в подведомственных академии организациях. Российская академия наук вправе вносить в уставный капитал создаваемых ею в соответствии с настоящим уставом коммерческих организаций результаты научно-технической деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации».

К чему это может привести? На один и тот же объект интеллектуальной деятельности, исключительные права на который принадлежат институту, теоретически может претендовать сам институт (в силу закона) и РАН (в силу своего устава).

Но поскольку РАН может распоряжаться «правами» и «в соответствии с законодательством», то необходимо опираться на нормы закона и, следовательно, институт правомочен распоряжаться своей собственностью — той, на которую имеются исключительные права. Что касается РАН, то она заинтересована в получении части дохода от коммерциализации интеллектуальной собственности своих институтов и в получении контроля в целом за процедурой распоряжения институтами своим имуществом.

Безусловно, российская правовая система не идеальна и имеет ряд пробелов, которые могут на практике привести к судебным разбирательствам. С одной стороны, принятие тех или иных правовых актов требует времени. «Гонка» при принятии комментируемого закона привела к тому, что руководство большинства бюджетных учреждений не решается по нему работать, опасаясь сделать неверные шаги, чреватые судебными процессами. С другой стороны, если сейчас не начать зарабатывать, то финансовое положение многих научных и учебных учреждений может стать ещё более плачевным.

Вывод — провести ревизию своих активов (материальных и нематериальных), оценить их коммерческую привлекательность, обеспечить прозрачность учёта и наличие гарантий правомочности по распоряжению ими.

Уставный капитал и чистые активы общества

Основным видом деятельности нового общества должно стать внедрение результатов интеллектуальной деятельности. Данный вид деятельности должен быть зафиксирован в уставе ООО и внесён в Единый государственный реестр юридических лиц. Однозначного определения на законодательном уровне, какой вид деятельности для организации является основным, нет. Организация определяет это сама. Далее в зависимости от вида деятельности, зафиксированного в ЕГРЮЛ, организации выдаются коды статистики, начисляются страховые взносы и пр.

Основной вид деятельности не значит единственный. Следовательно, у ООО сохраняется возможность заниматься и иными сопутствующими видами деятельности. Единственное условие — вся деятельность прямо или косвенно должна быть направлена на обеспечение внедрения предоставленных результатов интеллектуальной деятельности.

Вступившая в силу с 1 июля текущего года новая редакция закона об ООО (соответствующие изменения введены Федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации») допускает оплату долей в уставном капитале имущественными правами.

Как правило, ООО стремятся зарегистрировать минимальный уставный капитал (с 1 июля 2009 года его размер составляет десять тысяч рублей) и оплатить его денежными средствами. Это проводится в целях экономии средств и сокращения времени на организационные процедуры, а также минимизации обязательств общества по поддержанию размера своих чистых активов в соответствии с размером уставного капитала.

Но для бюджетных учреждений именно внесение в уставный капитал может быть осуществлено без согласования с собственником. Поэтому остановимся на этом вопросе.

Денежная оценка права, вносимого в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества по лицензионному договору, утверждается единогласным решением общего собрания его учредителей. Если номинальная стоимость доли участника ООО в его уставном капитале, оплачиваемой правом, превышает пятьсот тысяч рублей, такой вклад должен оцениваться независимым оценщиком (для остальных ООО данный предел для привлечения независимого оценщика составляет двадцать тысяч рублей).

Надо отметить, что увеличение стоимостного барьера, который не требует в данном случае независимой оценки, — это дополнительный риск для остальных участников нового ООО. Ведь по общему правилу, в случае оплаты доли в уставном капитале неденежными средствами соответствующий участник общества и независимый оценщик в течение трёх лет солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в размере завышения стоимости имущества общества.

Кроме того, большая разница между балансовой стоимостью НМА во внутреннем учёте у НИИ и стоимостью прав, передаваемых по лицензионному договору в ООО, может вызвать вопросы не только у остальных участников общества, но и со стороны налоговых органов. Например, у института некий НМА имеет балансовую стоимость сто рублей. При внесении в качестве вклада в уставный капитал его оценивают в пять тысяч рублей. Поскольку за институтом сохраняются исключительные права, то данный актив остаётся на его балансе. Прибыль по такому активу у института минимальная. Зато у новой организации стоимость прав, передаваемых по лицензионному договору, превышает в разы стоимость исключительных прав. Формально, никаких запретов на такие действия нет. Но обоснованность такой разницы в цене, с точки зрения защиты интересов будущих контрагентов и правомерности исчисления налогов у института в период создания и самостоятельного использования данного актива, может потребовать проверки.

Поэтому при принятии решения о согласовании стоимости вклада всем участникам нового общества имеет смысл провести анализ существующей у института документации по соответствующему объекту (в частности, на предмет отсутствия нарушения авторских прав при его создании, прозрачности взаимодействия с государственным заказчиком, корректности учёта и налогообложения и пр.). Ведь размер уставного капитала общества должен поддерживаться размером его чистых активов.

В соответствии с законом об ООО, по окончании второго и каждого последующего финансового года если стоимость чистых активов общества окажется меньше его уставного капитала, то общество обязано уменьшить его размер до величины, не превышающей стоимости чистых активов, и зарегистрировать такое уменьшение в установленном порядке.

И в случае несоответствия оценки внесённого актива его реальной стоимости институт обязан будет компенсировать недостающую часть денежными средствами. Причём теми, которые получены от коммерческой деятельности. А их может не быть.

Что касается вопроса распоряжения НИИ своей долей в уставном капитале общества, то оно допускается только с предварительного согласия собственника.

Доходы от распоряжения долей (дивиденды) поступают в самостоятельное распоряжение института и учитываются на отдельном балансе. Институт имеет право пускать данные доходы только на правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности, выплату вознаграждения их авторам, а также на осуществление своей уставной деятельности.

Управление обществом

Может ли директор НИИ или вуза стать генеральным директором нового ООО?

Явное ограничение на такое совмещение есть в законе «Об образовании». Пункт 6 статьи 35 не разрешает «руководителям государственных и муниципальных образовательных учреждений совмещение их должностей с другими руководящими должностями». Известна практика включения в трудовые договоры пункта, запрещающего ректору быть участником (акционером) какой-либо организации, в число участников (акционеров) которой входит институт. Но позиция председателя или члена совета директоров ООО не является должностью. Что касается НИИ, то ни закон «О науке», ни устав РАН не содержат явных запретов на совмещение директором НИИ руководящих должностей. Данное требование может фигурировать в уставах отдельных институтов и трудовых договорах. Но, так или иначе, руководство НИИ сможет влиять на деятельность нового ООО хотя бы в качестве представителя одного из его основных учредителей.

Риски в связи с созданием ООО

После принятия упомянутого выше закона (№ 217-ФЗ) в научных кругах возникли опасения, связанные с тем, что в случае создания общества и перевода в него материальных и нематериальных активов новое общество может стать объектом принудительного поглощения (рейдерских атак). Ведь к новому обществу могут отойти не только права на результаты интеллектуальной деятельности, но и производственные фонды, уникальное оборудование и недвижимость — достаточно привлекательные активы. Помимо этого, другие участники общества имеют право половину своей доли в уставном капитале общества оплатить также исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности, правом использования результатов интеллектуальной деятельности, материалами, оборудованием или иным имуществом, необходимыми для практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности.

Чего же действительно стоит опасаться новому ООО и его учредителям?

Во-первых, получения контроля над обществом (скупка, перераспределение долей в ООО) со стороны третьих лиц.

Во-вторых, смены органов управления общества (внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц).

И, в-третьих, захвата имущества ООО (заключение договоров купли-продажи недвижимого и иного имущества ООО, изменение лицензионных договоров и пр.).

Чтобы обезопасить себя от возможных атак со стороны «белых рейдеров», то есть работающих в рамках законодательства, при создании новой организации и подготовке её учредительных и иных документов имеет смысл опираться на такие положения комментируемого закона.

Закрепление в законе минимального размера доли НИИ более 1/3 является гарантией для института, что без его согласия не будут приняты важные для деятельности общества решения, требующие квалифицированного большинства голосов в 2/3 (или 3/4), например, внесение изменений в устав, наделение участника общества дополнительными правами и/или обязанностями, увеличение уставного капитала общества и пр.

Закон закрепляет правило, согласно которому если в уставе не будет такой формулировки, как, например: «участник вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества», покинуть ООО можно будет либо с разрешения остальных участников и общества, либо продав свою долю другому участнику или третьему лицу. Таким образом, возможны следующие варианты развития событий.

Первый — закрепить в уставе возможность выхода из общества. Это позволит НИИ в любой неблагоприятный для него момент выйти из состава участников. ООО, в свою очередь, обязано выплатить НИИ действительную стоимость его доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчётности общества за последний отчётный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества.

Второй вариант — наоборот, прописать в уставе ограничения на выход старых и приём новых участников общества. Ведь продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается, если это не запрещено его уставом. Уставом общества может быть также ограничена возможность изменения соотношения долей его участников. Данные шаги следует предпринимать, если имеется заинтересованность в «замораживании» первоначальной расстановки сил между учредителями.

Разрабатывая устав общества, следует обратить внимание на закрепление того или иного количества голосов, необходимого для принятия ключевых решений для деятельности общества (избрание исполнительного органа, изменение устава общества, принятие решений об одобрении крупных сделок, процедура отчуждения доли третьим лицам и пр.). По этим вопросам имеет смысл закрепить, что их принятие возможно в случае единогласного решения участников или при наличии квалифицированного большинства в ¾ голосов.

В новом законе об ООО предусмотрена возможность для участников закрепить в уставе цену, по которой возможно отчуждение доли (так называемая заранее определённая уставом цена). Это обезопасит от возможности получения только номинальной (минимальной) стоимости за долю при её отчуждении.

Что касается сохранения за НИИ прав на внесённое в уставный капитал общества имущество, то стоит подумать об условиях лицензионного договора, по которому НИИ будет передавать права на свою интеллектуальную собственность новому ООО. Лицензионный договор должен предусматривать возможность его расторжения в одностороннем порядке со стороны НИИ без возложения на институт какой-то финансовой ответственности за это. Естественно, случаи, дающие право на прекращение договора, должны быть ясно определены, и при этом должно учесть интересы как НИИ, так и ООО. Однозначных трактовок здесь не может быть, поскольку в каждом конкретном случае это будет зависеть от того, какие права передаются, в каких целях, какие договорённости сторон относительно развития бизнеса и пр.

Также надо иметь в виду, что в случае прекращения у ООО права пользования имуществом до истечения срока, на который такое имущество было передано в его пользование для оплаты доли, участник общества (НИИ) обязан будет предоставить ООО по его требованию денежную компенсацию, равную плате за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока пользования имуществом.

При определении в лицензионном договоре объёма передаваемых прав также можно продумать механизмы их ограничения в случае изменения бизнеса ООО или раскладов внутри него.

Поскольку в ООО отдаются неисключительные права, то со стороны НИИ постоянно должен вестись контроль правильности и эффективности использования НМА, включая исполнение сублицензионных договоров.

В заключение хочется отметить следующее. Вероятность рейдерских атак на общества, создаваемые в целях внедрения результатов интеллектуальной деятельности, небольшая. Куда выше риски возникновения различного рода споров, связанных с защитой авторских прав и правомерности использования интеллектуальной собственности. Именно на правильность заключения трудовых, лицензионных, сублицензионных договоров, а также на принятие мер защиты интеллектуальной собственности надо обратить особое внимание, чтобы обезопасить себя и свой новый бизнес.





/STRF.ru, 22.09.09/

РАЗМЕСТИТЬ БЕСПЛАТНО:
Бесплатные сервисы онлайн
Инновационные проекты малого бизнеса
на 21.09.2019
USD63,8487-0,3712
EUR70,5975-0,3398
БВК66,8857-0,3571
Все валюты

ВАШЕ МНЕНИЕ
Бывали ли вы в круизе?
 Да, в речном
 Да, в морском
 К сожалению, нет возможности
 Нет, но собираюсь
 Нет, и не собираюсь
Предложите опрос
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
Все ссылки
2003 - 2019 © НДП "Альянс Медиа"
Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100